Мы как-то привыкли к щедрости. Считаем ее уже чем-то обязательным. Непременным. И протянутую руку. Первым. Одно из самых главных качеств — умение дарить. В том числе и праздники — это самое главное. Играть вторым темпом — и тогда при Учителе, и ныне. Быть участливым и вообщем-то при этом незаметным. Почти не публичным. И говорить так: «Все это актеры». При всем остальном, но всю технологию…
читать дальше






Они старались. И кто бы мог подумать про минус два после практически дождя. После +1 уж точно. На Новый год. И так уж, положа руку на сердце, на дистанции для кросса: таких терпких два подъемчика + еще три-четыре затяжных. На семи-километровый круг. Еще плюс открытое пространство, ветер и в результате — лед. Они старались: кое-где удалось подсыпать песка и волонтеры — там, где уж надо было быть обязательно. И с бутербродами...
читать дальше















Это так здорово, когда пацанам под 80. Когда все придуманное и сочиненное — уже не отсюда. Когда без иллюзий. И снов. Когда просто жизнь — размерено и стройно. Без хронометража и необходимости успеть. И словарем в две сотни слов, но о главном — в паузах. И о еще более — в глазах. Какое счастье, когда парням есть что рассказать друг другу. И главное — как. И даже вне истории. И вне фабулы. И вместе подышать.
читать дальше



Очень честно и очень искренне. И настолько чудодейственно, что в одном ряду с тем легендарным «Гранд Будапештом», хотя казалось близко до этого ряда вряд ли кому добраться удастся. Здесь удалось еще как — с художественной, живописной точки зрения. И в сути самой и смыслах, и главное — с нейропсихологической, с медицинской точки зрения тоже. Чтобы так возжелать и так искусно проникнуть в детскую
читать дальше



Я люблю Айзексона. Очень люблю. Люблю чрезвычайно. Потому что журналист. В самом высоком смысле этого слова. Потому что чувствуется невероятная тяга к факту. И его обмысливанию. Вот эта удивительная россыпь найденного. С предельной ответственностью прикосновения. Эта скрупулезность и дотошность. И, конечно, речь. Так может писать только тот, кто знает как отзывается нарратив в читателе. И в слушателе.
читать дальше