«Над бездной незнания» — сложно. Безумно сложно. Невыносимо сложно. Порой — катастрофически сложно. Неужели возможно так?! Но поступью Мамардашвили, с Мамардашвили — обязательно. Потому что с Декартом. Это же не толкование, и не интерпретация. Вместе-стояние. Это когда плечом к плечу, в одной линии, осязая сердце. Как герои духа. Богатыри. И со словарем над-галактического языка бытия. Мета-языка. Это совсем о Другом.
читать дальше






Это особая сила. И особое внутреннее стояние. Отличное от британского. Вообще, понимается, что такое Франция как дух. Как материя духа. Как пластика этого духа. Как плоть его. Вот эта особая пульсация. Другая пульсация. Энергия другая. Нерв. Гул. И глаза. Очень глаза. И здесь гораздо тоньше звукоизвлечение. Точно из недр. И из чего-то еще. Что необъяснимо. Это сцепление и эти пропорции. И зрима тогда и Жанна, и Сара. И стояние на костре...
читать дальше















Ребята, когда вы вот так падаете в изнеможении за километр до финиша, и вас увозит скорая, это уже никуда не годится. На полумарафоне-то. Всего лишь. А как другие по сотне, или суточным, триатлоны и трейлы, да и по нескольку дней кряду. Все-таки, маломальское уважение к испытанию должно быть. Хотя бы в виде тренировок, не говоря уже просто об отсутствии безалаберности. Тем более, когда такой дождь...
читать дальше



Пирс, я не могу понять — как ты это делаешь. Я не могу понять, Пирс. Это непостижимо. Как ты это делаешь?! Кончиком мизинца, одним росчерком брови, чуть разворотом — и зал твой. Весь. Весь зал твой. Без остатка. И уже навсегда. Так не бывает, Пирс. Так не бывает. Откуда такое звериное чувствование пространства и людей. Воздуха. И вообще вскользь. Как будто. Ты лучший скульптор среди всех актеров.
читать дальше



Они совсем молодые. И это наши дети. Те, кто не боится. Лица и глаза. И достоинство. Не равнодушие. И бесстрашие. Кто и за нас — тоже. И в первую очередь. Гимн — в Столешниковом. И не сдаваясь — по городу. Весело. Играючи. Совсем не по-геройски. Без бряцанья. На заклание. И те, кто напротив. Кого натаскивают и дрессируют. Чтобы уже сегодня и всегда — в кровь. Безжалостно, хоть и пока, и чуть на поводке. Назад...
читать дальше